Пассажир РЖД/ЦППК борется с «деревянной» платформой

Редакция vgudok.com в своих материалах не раз поднимала тему содержания перронов на остановочных пунктах железнодорожного Мосузла. Нам регулярно пишут читатели, недовольные повреждёнными платформами, ремонтными долгостроями и прочими «прелестями» подмосковных остановок. Рейды по ж/д объектам регулярно проводят сотрудники территориальных управлений Госадмтехнадзора. Они выявляют нарушения, указывают на них РЖД и ЦППК и даже штрафуют компании. На «космические» суммы. С января по июль, к примеру, регулятор наказал железнодорожников на 137 тысяч рублей. «Драконовские» методы мало способствуют улучшению ситуации, проблемных зон на платформах меньше не становится, поэтому к борьбе за безопасные перроны подключаются сами пассажиры. Один из них Дмитрий Ларин. История общения мужчины с РЖД, ЦППК, регуляторами и ФОИВами — ниже. Начнём с письма от Дмитрия в редакцию.

«Добрый день! Пишу Вам после того, как ссылку на материал на Вашем сайте мне прислал мой приятель. Дело в том, что я уже на протяжении нескольких месяцев веду переписку с ЦППК, РЖД и прочими инстанциями по поводу состояния платформы на станции Снегири Рижского направления. Хотя и станция и направления другие, но проблемы те же: аварийное состояния платформы (реально падают плиты, РЖД/ЦППК с упорством достойным лучшего применения мастырит деревянные заплатки, заливает дырки цементом и занимаются прочими припарками мертвому по незамысловатым рецептам, вместо нормального капитального ремонта). По большинству вопросов заданных мною, ответов не получено. Создается впечатление полного отсутствия контроля и надзора со стороны государства в данном вопросе.

Особенно анекдотичным выглядят утверждения ЦППК о том, что с одной стороны, деревянные конструкции носят временный характер, но с другой стороны капитальный ремонт платформы в 2018-2019 году не запланирован (и соответственно, следуя формальной логике, из этого утверждения НЕ следует, что капитальный ремонт будет произведен в 2020 или в 2021 и т.д. году). Т.е. ЦППК не знает, то ли исподнее одеть, то ли крестик снять (ну не может конструкция быть временной на протяжении нескольких лет, тем более из дерева и тем более в сооружении повышенной ответственности, которым является пассажирская платформа). Но знает точно, что можно неплохо сэкономить на безопасности пассажиров». (конец первой части письма)

Корреспондент vgudok.com связался с Дмитрием, пообщался с ним и даже провёл спонтанный урок математики.

«Всё это безобразие не только скрипит, но когда идут дожди, то скользко, гниёт. Сейчас осень на дворе, всё это будет покрываться льдом. Я не поленился и прочитал информативку. Есть целый большой документ, всё это должно обрабатываться как минимум противопожарными средствами, противобактериальными. Чтобы жучки не заводились в дереве. Но всего этого нет.

В чём, собственно, основная проблема. Возьмём станцию «Снегири» и подсчитаем. Две тысячи пассажиров в сутки ею пользуются. Данные эти открытые, и их можно найти в интернете. До Москвы билет стоит 110 рублей в один конец. Большинство пассажиров ездят до Москвы и обратно. То есть каждый человек приносит 220 рублей каждые сутки в кассу ЦППК. Давайте подсчитаем. В день получается 440 тысяч. Понятно, что есть и зарплаты машинистам, обслуживание поездов, зарплата управляющему персоналу. В месяц только станция «Снегири» генерирует выручку в 13 миллионов рублей. Построить новую платформу или специально отремонтировать её это около 5–7 миллионов. И вот эта экономия мне абсолютно непонятна. Понятно, что лучше получить зарплату хорошую, перевести деньги в офшор тоже вариант», — рассказывает Дмитрий Ларин.

«Очень острым является вопрос ответственности за случаи травматизма пассажиров во время нахождения на подобных платформах (ожидание – посадка – высадка)», продолжает писать Дмитрий, — «т.к. насколько я знаю (а ЦППК не посчитало нужным ответить на этот вопрос), ЦППК, как перевозчик, несет ответственность только во время нахождения пассажиров в поезде.

А в силу того, что РЖД дистанцировалось от данной проблематики (даже на обращения граждан, направленных на официальный сайт РЖД, отвечает, по сути стороняя организация — ЦППК), простому пассажиру, далекому от юриспруденции, будет ой как не просто получить компенсацию за временную потерю трудоспособности (к примеру, о более печальных последствиях даже думать не хочется).

Ну и самое несмешное в данной истории то, что данная проблема не единична, но носит системный характер: за состояние всех пассажирских платформ нашей необъятной Родины я конечно не скажу, но вижу каждый день «заплатки» и прочие художества на следующих станциях Рижского направления: Опалиха, Троицкая, Устиновка, 50 км, Миитовская, Нахабино, — делится впечатлениями наш герой. — Письмо Вашей читательницы (хочется пожелать ей скорейшего выздоровления) по Смоленскому направлению — лишнее тому доказательство».

Дмитрий Ларин не собирается вести бесконечную переписку исключительно с РЖД и ЦППК. Он уже написал письма с претензиями в МинтрансГосстройнадзорРостехнадзор.

Я подожду ответа от Минтранса. Посмотрим, что они напишут.

«Будем писать, донимать. У нас же есть полно прекрасных организаций, которые должны осуществлять государственный надзор, хотим мы того или не хотим. Всё-таки речь идёт о здоровье и жизни граждан. Всему должен быть предел в этом прекрасном царстве наживы. Я подожду ответа от Минтранса. Посмотрим, что они напишут. Исходя из этого, будем продолжать писать в различные ведомства. Железнодорожная платформа, это сооружение повышенного уровня ответственности. Это большое скопление людей. В случае чего, это человеческие жертвы. Надо надеется на лучшее, но готовиться к худшему. В отличие от ЦППК, которая надеется на лучшее, или на авось», — резюмирует Дмитрий Ларин.

Пока мужчина ждёт вразумительных ответов на свои (гипотетические?) вопросы, мы отправили редакционный запрос в ЦППК относительно ситуации на платформе «Снегири». Ответили нам оперативно.

«АО «Центральная ППК» арендует о.п. Снегири у ОАО «РЖД» (пригородные объекты на ст. Снегири, платформу и билетную кассу). Компания поддерживает все обустройства в удовлетворительном состоянии и занимается их плановым и оперативным ремонтом. ЦППК установила деревянные настилы вместо дефектных плит платформ. Это сделано для обеспечения безопасности перемещения пассажиров. По мере необходимости компания заменяет изношенные доски и проводит ремонт швов между временным деревянным настилом и асфальтобетонным покрытием платформ. В 2019 году здесь планируется выполнить замену временных деревянных конструкций на монолитные участки», — рассказали vgudok.com в пресс-службе ЦППК.

То есть, как минимум на «Снегирях» уже в следующем году деревянные заплатки уступят место нормальным «монолитным участкам». Поживём – увидим. А пока пожелаем Дмитрию Ларину терпения в его нелёгком деле. В конце концов, есть нормальные примеры более-менее оперативного устранения нарушений на платформах. Главное, не оставаться безучастными. Мужество знает цель.

P.S. Проблемы с «перештопанными» перронами существуют не только на Снегирях. Аналогичная ситуация возникла и на станции Чапаевка, о чём мы уже писали. Автор первого письма в редакцию vgudok.com Тамара Копылова продолжает пока ещё безрезультатную переписку с ЦППК. Вот информация, которую мы получили от женщины на днях.

Мы решили оказать женщине посильную помощь и направили её вопросы в ЦППК. Публикуем ответ пресс-службы перевозчика:

«Обеспечение безопасности пассажиров в поездах и на станциях — один из приоритетов компании. Для этого, в частности, реализуется программа текущего ремонта пассажирских обустройств. В рамках данной программы ЦППК рассматривает возможность устройства монолитных участков  на о.п. Чапаевка в 2019 году. На данный момент для обеспечения безопасности пассажиров используются временные деревянные настилы, которые в дальнейшем будут заменены на монолитные участки.

В двухдневный срок на о.п. Чапаевка будут завершены работы по ремонту лестничных сходов и  заменены дефектные части настилов на платформе. Перенос  сроков связан с появлением дополнительных (скрытых) работ при проведении ремонта покрытия платформы».

Мы продолжаем следить за развитием событий, точнее, за тем, что именно будет сделано на станции Чапаевка в ближайшие дни и что будет отремонтировано в 2019 году.

P.P.S. Приятно осознавать, что представители ЦППК успевают не только отвечать на письма пассажиров, но и улучшать имидж компании как «как ключевого участника развития Московской агломерации». Это цитата из материала наших коллег, посвящённого коммуникационной компании, которую перевозчик якобы планирует запустить в ближайшее время. За 32,4 млн рублей ЦППК планирует «сформировать у целевых аудиторий образ современной клиентоориентированной компании, которая обеспечивает высокий уровень сервиса по обслуживанию пассажиров». Так что у завсегдатаев Снегирей и Чапаевки, очевидно, вскоре появится больше возможностей для коммуникаций с перевозчиком. Наверное.  

Сайт продается

Цена: 550$

Обращатся : [email protected]

Ан-225 «Мрия»

1 февраля 1989 года самолет был показан широкой публике, а в мае того же года Ан-225 совершил беспосадочный перелет из Байконура в Киев, неся у себя на спине «Буран» весом 60 тонн. В том же месяце Ан-225 доставил космический корабль «Буран» на авиасалон в Париже и произвел там настоящий фурор. В общей сложности на счету самолета 240 мировых рекордов, в том числе перевозка самого тяжелого груза (253 тонны), самого тяжелого монолитного груза (188 тонн) и самого длинного груза.